понедельник, 27 мая 2013 г.

Наступил следующий момент Гутенберга

Момент Гутенберга изменяет наш способ производства и потребления книг так же радикально, как и первая печатная машина Гутенберга.
Деннис Барон

Почему изобретение печатного станка играет столь важную роль? Чтобы понять это, нужно забыть, как легко можно покупать книги и вспомнить прежние времена.

Во времена, известные как Темные века, книги писали вручную так называемые монахи-переписчики, преданные своему делу. В эпоху, когда чтение и писание были редким феноменом, только небольшое количество светлых умов брались за перо. Следовательно, произведений выходило очень мало.

Плюс переписывания вручную заключается в том, что каждая книга была уникальной, почти мастерским произведением. С другой стороны, такой способ написания книг привел к многочисленным несоответствиям и даже ошибкам.

Более того, учитывая, что именно монахи отвечали за изготовление книг, они отдавали предпочтение священным книгам, обходя вниманием книги светского содержания.

В конце концов, существовала пара вариантов, как раздобыть конкретную книгу: или вы отправляетесь за книгой, или книга (или копия) приходит к вам. В любом случае, это было дорогим удовольствием.

Печатный станок Гутенберга "просто" позволил массово выпускать книги, а это привело к снижению цен и ряду других важных последствий:

Доступность

Если раньше сперва нужно было узнать, где находится книга, то с появлением печатного станка проблема упростилась - необходимо было знать о самой книге. Теперь люди могли пойти в библиотеку или заказать себе экземпляр. 

Воспроизводимость
Механический процесс не решил до конца проблему ошибок - в действительности, ошибка в форме влекла за собой обилие ошибочных копий - но сделал возможным постепенные и пошаговые улучшения. Об ошибках сообщали и потом исправляли на форме, улучшая качество будущих печатных изданий.

Разнообразие
Когда создание книг перестало быть делом нескольких избранных людей, их ассортимент не просто расширился - появились книги, противоречащие католическим нормам. Наконец, знания, которые передавались исключительно устно, обрели письменный облик.

Коммуникационный аспект
Кроме того, массовое производство книг обеспечило возможность обмениваться идеями. Прежде, чтобы распространять свои идеи вы бы могли написать книгу, но пока она бы стала популярной, прошли бы столетия.
Благодаря печатному станку о них могла узнать вся Европа, их опровергали другие книги, а еще их можно было прочитать! Прошли десятилетия или века, пока влияние подобного изобретения проявило себя на полную. Менялись не только книги, но и их содержание; менялись знания.

Разумеется, процесс изготовления книг претерпел существенные усовершенствования со времен Гутенберга. Он стал автоматизированным: более легким, быстрым и дешевым... но основной алгоритм остался прежним.

Я считаю, что нам повезло, потому что мы переживаем вторую эпоху Гутенберга и ее последствия уже хорошо видимы. Я имею ввиду оцифровывание книг, их превращение из материального в нечто неосязаемое. И значение революции Гутенберга увеличелось в тысячу раз:
  1. Места, где книги недоступны или запрещены (по политическим или экологическим причинам), могут получать доступ к информации. В Африке мобильные технологии сделали для образования женщин больше, чем годы работы общественных организаций.
  2.  Не нужно больше ждать, чтобы получить эррату (список исправлений): содержание книги меняется в режиме онлайн, так что каждое исправление способствует ее усовершенствованию.
  3. Любой (даже вы) может написать собственную книгу (книги), распространять свои идеи и т.д. Благодаря усилиям специалистов и экспертов, редкие или букинистические книги могут обрести второе дыхание.
  4. Публиковать книги можно сразу после их написания. Нет необходимости тратить кучу времени на этот процесс: написание равно публикации! 
источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий